Новости

Свердловский министр культуры рассказал, зачем нужна цензура

В интервью "Российской газете" министр культуры Свердловской области Павел Креков объяснил, почему учительство закладывает крепкую базу для чиновничьей работы, как астрономия связана с педагогикой, а также раскрыл свое видение цензуры. По его мнению, сегодня, когда общество ломает копья в спорах о вседозволенности и границах допустимого, цензура стала требованием времени, в том числе и по соображениям экономической эффективности расходования бюджетных средств.

Павел Креков: Я не считаю слово "цензура" ругательным. Цивилизованная цензура при использовании денег налогоплательщиков должна быть по определению. Когда государство финансирует кино, библиотеки и хоровые кружки, необходимо осознавать, как это соотносится с его интересами.

Большинство работников культуры, особенно в клубных, библиотечных и досуговых учреждениях, занимает, мягко говоря, пассивную позицию. Мы выкладываем на книжные полки то, что читают. Разучиваем те песни, которые хотят дети. Показываем им фильмы, которые они, по нашему мнению, хотят увидеть.

Вкус нужно формировать. Карен Шахназаров очень хорошо сказал: ребенок, воспитанный на мультфильмах о Карлсоне, и ребенок, воспитанный на черепашках-ниндзя, - это два разных ребенка.

Мы в большинстве случаев опаздываем с нужными и правильными книгами, фильмами, концертами. Недавно приезжаю в одну детско-юношескую библиотеку, а там лежит "желтая" газетка. "Откуда?" - спрашиваю. - "Так выписываем". "Зачем?" - "Так читают". А читают, потому что выписывают, вот и получается замкнутый круг.

Как же его разорвать?

Павел Креков: Быть первыми. Это реально, в большинстве своем молодежь регулируема, если можно так выразиться. Потому что хулиганов, "неслушателей", как мы их называем, - всего процентов десять, остальные 90 -- нормальные, адекватные дети, которые ждут, что им укажут, куда идти.

На своем веку я повидал достаточно школ, но только в двух из них на доске объявлений вывешивали: "Уважаемые учащиеся, на этой неделе мы рекомендуем вам посмотреть по телевидению". И, я уверен, по крайней мере, половина школьников включала телевизор на указанном канале.

Вроде бы мелочь, но каков эффект

Павел Креков: Все определяют мелочи. Как-то мы разбирались с киноклубами и обнаружили больше 30, стихийно созданных школьниками и студентами в соцсетях, я бы сказал, вопреки желанию взрослых. Так что молодые люди упорно смотрят умное кино, хотя мы мешаем им это делать. И при этом рассуждаем, что они читают и смотрят что попало Хватит уже бороться за чистоту, говорил классик, надо подметать.

Что же делать? Не выписывать за счет бюджета "желтые" издания?

Павел Креков: Половина зарплаты работников культуры закладывается в стимулирующий фонд. Какой быть этой прибавке, решают в первую очередь руководители, которые отвечают за качество работы своих учреждений. Человек, пришедший в культуру и получивший соответствующее образование, должен отличать хорошее от плохого.

Другое дело, далеко не все представляют, что такое "уровень". Чтобы его поднять, мы стали формировать группы из руководителей небольших клубов, библиотек. Привозим их в Екатеринбург, водим по театрам, музеям, кино - не куда попало, а на вещи достойные. При этом группу сопровождает искусствовед или, еще лучше, режиссер и рассказывает, о чем, собственно, идет речь в том или ином произведении. Мы хотим, чтобы наши коллеги знали, что происходит в искусстве вообще. В рамках проекта "Маршрутами культуры" в прошлом году в Екатеринбург приезжали 40 человек, еще 200 приедут в этом.

Как вам нынешняя молодежь?

Павел Креков: Я сторонник классической точки зрения: еще Сократ сетовал на безнравственность молодого поколения. Но оно вырастает таким, каким мы его делаем. Конечно, надо учитывать, что изменились технологии и способы распространения информации. Информационное поле предоставляет возможность выбора, и этому выбору надо учить.

Однако, если у человека есть позиция, все встает на свои места. Знаете, значительная часть аудитории концертных залов - молодежь. Скажем, у Елены Камбуровой большинство поклонников - молодые люди, которым нравится Блок, Пастернак, Серебряный век. Так что нам есть на кого опереться.

Будучи уже чиновником высокого ранга, вы преподавали в школе. Дети брали у вас автографы как у большого начальника?

Павел Креков: Детское восприятие - любопытная вещь. Когда берешь класс, специально говоришь: да, я чиновник, и давайте постараемся не вспоминать об этом. Но дети все равно настораживаются. Однако в первые недели, после психологической ломки, это проходит.

Вы говорили, что увлекаетесь астрономией

Павел Креков: В классе шестом я посмотрел фильмы "Москва-Кассиопея" и "Отроки во Вселенной", и меня захватило небо. Я брал школьный телескоп, чтобы вести наблюдения. Кроме меня, он никому не был нужен, в том числе учителю астрономии.

Собственного телескопа у меня долго не было. Свой первый я приобрел, когда стал директором школы. Кроме того, моя страсть - сравнительная планетология, подразумевающая исследование планет с помощью автоматических межпланетных станций, так что непосредственной нужды в телескопе уже нет, обзор можно сделать с помощью компьютера. Конечно, Альфа Центавра от Проксимы я отличу. Но не более.

Как же вы их отличите, когда мешает световое загрязнение?

Павел Креков: В городах наблюдать за небесными телами нельзя. Надо выезжать в чисто поле. Чем крупнее город, тем дальше приходится отъезжать, с палаткой и спальным мешком. Ложишься на спину, чтобы не дрожала "картинка". За 15 минут глаз адаптируется, начинаешь видеть, как небо живет: летят спутники, падают метеоры, двигается небосвод. И понимаешь, что ты есть на Земле.

Почему же вы стали учителем, а не космонавтом?

Павел Креков: Я мечтал быть пожарным Меня и в школе смущало, что космонавты летают на высоте всего 300-400 километров над Землей. А мне-то хотелось куда-нибудь в Кассиопею или в крайнем случае, как Гусев и Лось, на Марс. Раньше о космических проектах сообщали только постфактум, и я с большим интересом читал газеты, думал, что наконец-то напишут, как на Марс полетели Но так и не дождался.

Как вам удавалось совмещать работу педагога и чиновника? Это же разные вещи?

Павел Креков: Не такие уж разные. Учительство - одна из форм лидерства. Педагоги являются лидерами, которые ведут и за которыми идут. В теории чиновники, учителя и библиотекари делают одно и то же дело, только разными способами.

Когда я занимал руководящие должности в системе образования, совместительство было для меня делом принципа. Это позволяло ткнуть пальцем и указать, что это не так, потому что И не слышать в ответ: мол, сам бы попробовал на нашем месте...

Правда, чем выше я поднимался, тем меньше времени оставалось. В Тобольске школа располагалась напротив администрации, что экономило время, я брал три урока в неделю, два из них в субботу, готовил выпускников к ЕГЭ.

Когда это стало затруднительно, вел шесть уроков философии в гимназии. А переехав в Тюмень, как страстный астроном на классных часах накануне Дня космонавтики рассказывал об освоении космоса.

Комментарии